Большое спасибо за предоставленное интервью сайту Moshi Moshi Nippon! Moshi Moshi Nippon — это мультилингвальный проект, направленный на популяризацию японской культурой, как то: музыка, мода, анимэ, кулинария и многое другое.

Грядущий девятый альбом Asian Kung-Fu Generation «Home Town» — их первый за три с половиной года, и это поистине прекрасная запись. Он объединяет в себе элементы пауэр-попа 90-х и альтернативного рока — жанров, которые сильно повлияли на участников группы, — оставаясь пронизанным современными трендами. Этот шедевр объединяет батальон таких замечательных имён в мире музыке, как Риверс Куомо из американской рок-группы Weezer, и так почти в каждой песне. Ключ к осознанию подобного шага может заключаться в изменении их процесса производства. Мы поговорили с участниками группы о процессе создания «Home Town», который они описали, как «очень много веселья», и об их связи с остальным миром, по которому они уже успели поездить.

Интервью и текст: Ато «DA» Дайси
Перевод на английский: Джошуа Китоси-Исанга
Перевод на русский: Тимофей Грибанов

Ссылка на интервью на сайте Moshi Moshi Nippon: https://www.moshimoshi-nippon.jp/148583 (часть 1), https://www.moshimoshi-nippon.jp/148701 (часть 2).

Вскоре у вас выходит альбом «Home Town», первый альбом за три с половиной года. Как происходила запись?
Гото:
Так как прошло три с половиной года, чего мы только не делали.
Кита: Мы дали концерт в честь 20-летия группы.
Гото: Но если описать состояние группы на данный момент… Ну, когда мы участвуем в трибьютах, люди говорят: «Эй, то есть это звук, который Адзикан могут выдать». Мне кажется, для нас это было время ещё разок взглянуть на то, в чём мы хороши.

Понятно. Этот альбом отличается от других ваших записей. Было ли что-то, что повлияло на его производство?
Гото:
Наибольшее влияние оказала перестройка нашей студии. Мы начали снимать подвал три года назад и начали потихоньку его улучшать, принося оборудование. Это позволило нам управлять средствами записи и сведения и экспериментировать с различными вещами без колебаний. Думаю, возможность построить такую базу, где мы можем сфокусироваться на своём звуке, была для нас наиболее важным.

Отсутствие ограничений времени и бюджета означает, что у вас появляется больше времени делать так, как вам нравится.
Гото:
Именно. Особенно при записи гитар, сейчас это ощущается великолепно. Мы все приходим в восторг, тестируя различные эффекты, мы можем подключить усилители прямо тут же, я могу сам настроить микрофоны. Всё это особенно сильно повлияло на вокал и гитары.

Даже несмотря на то, что вы уже 20 лет вместе, изменение рабочей среды показало, что исследовать можно ещё много чего.
Гото:
Атмосфера может меняться в зависимости от студии, которой мы пользуемся. Если это хорошая студия, мы в приподнятом настроении. Смена обстановки сильнее всего влияет, чтобы мы ни делали.

Как вам изменения, которые принёс этот альбом, Кита?
Кита:
Готч занимался своим сольным проектом, а Киёси является частью группы PHONO TONES. Последние четыре года я всё размышлял, что мы можем сделать как группа. В итоге я пришёл к выводу, что мы достигли предела. Мы продолжали чувствовать себя лишь наполовину дерзкими, но производство этого альбома было весёлым, потому что мы чувствовали себя расслаблено. Мне кажется, мы смогли сделать поп — жанр, который нам всегда нравился.

Весь альбом отзывает к альтернативному року 90-х. Это верное предположение?
Кита:
Готч нашёл определённые ключевые слова и придумал часть аранжировок, так что половину всего времени мы возвращались назад и слушали такую музыку в поисках ориентира. Было весело. Правда.

Почему, как вам кажется, появились эти ключевые слова?
Гото:
Мне всегда нравилось звучание 90-х, особенно гитары того времени. Они много экспериментировали, это был интересный период. У нас был подобный настрой в начале нашего пути. Так что мы подумали, возьмём такое звучание гитар, добавим современный бит и получим новый вид альтернативного рока. Сейчас во всём мире популярна рэп-музыка. Там очень мощные басы. В рок-музыке сложно сделать такое звучание, потому что мы используем живые инструменты, но нашей первой мыслью было, что было бы интересно бросить себе вызов и создать интересное гитарное звучание. Также мы слушали Pavement, Dinosaur Jr., Beck и, конечно же, Weezer. Нам казалось, будет круто, если мы сможем использовать интересные части из музыки Америки 90-х.

Это объясняет, почему, хоть этот альбом и ощущается абсолютно новыми AKG, в нём есть какие-то части, взывающие к чувству ностальгии и трогающие за душу. Другой заметный момент на этом альбоме — количество приглашённых музыкантов.
Гото:
Мы этим занимаемся уже 20 лет и обрели какую-то форму, так что мы обсудили возможность работы с иностранными продюсерами или же с кем-то новым. Тогда мы подумали: «Если мы просто спросим, денег с нас не потребуют — давайте попробуем». Мы поговорили с несколькими людьми и, к нашему удивлению, они присоединились.

Понятно.
Гото:
Мы живём во время плейлистов, так что мы подумали, что было бы неплохо записать альбом с разными артистами и раскрыть крылья во все стороны, однако, работая над песней с Риверсом Куомо, мы почувствовали, что это та музыка, которую мы хотим делать. Это зажгло наш внутренний огонь пауэр-попа и альтернативного рока, который мы так любили. Так что есть некоторые моменты, которые с ходом работы над ними, поменялись от того, что мы хотели сделать изначально.

То есть вот как всё повернулось.
Гото:
Мы достаточно рано решили, что будем работать с Риверсом Куомо, но я какое-то время думал: «Я спросил его слишком опрометчиво, но мы могли просто пойти и сделать что-то невероятное». (смеётся) Мы думали про себя — всё плохо: в сравнении с Риверсом, у нас столь небольшое количество мрачных песен, а если я начну думать, что чужие песни лучше, то кончилась моя слава автора песен (смеётся) — так что мы занервничали и принялись за работу.

Но ведь не только Риверс присоединился к вам? Бутч Уокер, Грант Николас из Feeder и другие.
Гото:
Знаете, Риверс вспомнил о Бутче Уокере постфактум. Он сказал: «Кстати, я эту песню написал с Бутчем Уокером, так что не забудь упомянуть его». А мы в ответ: «Это опасно! Что если он завернёт нас?» (смеётся)

Это действительно опасно. (смеётся) С другой стороны, с вами ещё Хориэ из Straightener, с которым вы давно дружите; Симорё из the chef cooks me, который помогает вам на концертах, и много других молодых музыкантов. Я думаю, у вас хороший баланс гостей.
Гото:
Ну, они все из нашей глухомани, так что было весело работать с такими хорошими музыкантами.

Несмотря на такое большое количество вовлечённых музыкантов, вы верны своим принципам. Законченный цикл. Никаких сомнений, что это то, что сделали вы вчетвером.
Гото:
Да, это так. Прошедшие три с половиной года, когда мы анализировали «звучание», дали о себе знать. Как мне кажется, факт того, что мы «такой тип звучания», стал заметнее. Думаю, интересное открытие. Не то чтобы мы стремились к этому, но когда мы вчетвером собираемся вместе и наслаждаемся совместным созданием музыки — это болезнь. Болезнь по имени Адзикан. Это то, чем мы стали.

Ха-ха! Но последовательности аккордов у вас простые, и каждый отдельный звук близок к другому. Мне кажется, здесь много элементов, которых раньше не было.
Идзити:
Мы снизили количество бочки, чтобы понизить ритм и улучшить слышимость каждого звука. Когда пытаешься добиться качественного звучания каждого звука, количество звуков, которыми ты оперируешь, сокращается. Многие музыканты за рубежом именно так и поступают. Хотя сейчас много молодых японских музыкантов, которые используют много звуков.
Гото: Они не могут контролировать свою гитару и просто рубят дальше.
Кита: Это беспокоит.

И они теряются в глубинах музыки.
Кита:
Это случается, когда ты молод.
Гото: Это как беспокоиться об отсутствии смены на работе на полставки.

Ха-ха!
Кита:
Даже если тебе говорят: «Ты можешь взять выходной».
Гото: «Нет! Я могу сегодня поработать!» И они идут и играют, а в результате теряют другие составляющие музыки.

А что насчёт баса?
Ямада:
Как и в других моментах, когда ты увеличиваешь количество басовых фраз, возрастает и возможность играть высокие ноты. Но если ты снижаешь тональность, как сделали мы, то на это времени не остаётся. Поступая подобным образом, фразы автоматически становятся проще. Поэтому часто мы придаём большее внимание звуку, а не аранжировке.

Гото, вы до этого упомянули некоторых музыкантов. Я услышал отголоски Pavement в песне «Circus». По-моему, это круто, что эта запись нагромождена забавными моментами, которые заставят слушателей рока 90-х улыбнуться.
Гото:
«Circus» изначально была простым и плоским миксом. Наш звукорежиссёр, Грег Калби, сказал нам: «Эта песня слишком проста. Недостаточно высоких нот, так что я её оживлю».
Кита: Это была простейшая песня из всех на альбоме.

Когда я ознакамливался с альбомом, я посмотрел видеоклип на песню «Home Town» и задался вопросом, не оммаж ли это на The Rentals?
Гото:
Это то, что сделал режиссёр. Мы не уверены, но он часто общается с Мэттом [Шарпом, вокалистом The Rentals]. Одним из событий, что произошли с нами за эти три с половиной года, было барбекю дома у Мэтта.

Ух ты!
Гото:
Мэтт сказал: «У меня будет барбекю», — так что мы пришли, а там не было ингредиентов, он просто положил углей в гриль и сказал: «Ну а дальше сами». Я спросил: «То есть это ужин в складчину?!» (смеётся)

Расскажете потом ещё? (смеётся)
Гото:
В итоге мы пошли домой голодными. У него были горы пива, но ничего поесть. Мы что, собираемся пить пиво на голодный желудок? Ну, он по-своему забавный.

Вот за всё то время, что мы разговариваем, у меня создалось ощущение, что эти три с половиной года отлично на вас четверых повлияли. Не только в плане музыки, но и психологически.
Гото:
Это оттого, что мы пережили многое. Мы съездили в тур по Южной Америке, Европе и США. Мы вообще не собирались брать перерыв.

Конечно, вам сложно представить такие большие перерывы между альбомами. Что ещё интересует, так это ограниченное издание, сдвоенное с мини-альбомом «Can’t Sleep EP», состоящим из пяти треков. Что заставило вас принять такое решение?
Гото:
Мы не хотим заставлять людей платить дважды за разные CD, а сейчас, как мне кажется, наши альбомы покупают люди, действительно нас любящие, так что мы подумали, что это было бы неплохим подспорьем для таких людей. Однозначно есть люди, слушающие нас через Spotify, поэтому мы подумали, надо ли нам их издавать отдельно. Однако нам показалось, что слушать один альбом целый час не вписывается в дух времени. Так что мы разделили его на 10 и 5 песен, соответственно. Мы подумали, что их будет легче слушать, если каждый из них будет содержать свой собственный смысл.

Ямада, вы впервые выступили в качестве вокалиста в песне «Yellow».
Ямада:
Я стараюсь, если это, конечно, можно назвать вокалом. (смеётся) Готч в этой песне не участвовал, её написали мы втроём. Хоть мне и кажется, что она звучит иначе, чем остальной альбом, я рад, что она была включена в него. Сне этого достаточно, но я никогда не думал, что буду сам петь. (смеётся)

Ограниченное издание вашего нового альбома содержит DVD с вашим туром по Южной Америке. Вы там часто бываете.
Кита:
Мы там были дважды: в 2015 и в прошлом году.

А почему вы решили поехать туда с туром?
Гото:
Изначально нас приглашали на мероприятия типа Japan Expo в Чили, так что мы решили продолжить и поехать в тур. Мы ездили в Аргентину, Бразилию и Мексику. Нас удивило то, как много у нас фанатов в Южной Америке. Было весело, поистине замечательный опыт. Мы хотим попробовать съездить в ещё большее количество стран.

Что насчёт тура по Азии?
Гото:
На самом деле, мы хотим поехать. Азиатская поп-музыка сейчас популярна. Молодое поколение в особенности, они работают вместе и общаются без границ. Недавно, например, один азиатский рэпер участвовал в записи песни Хикару Утады. А я в декабре выступаю вместе с тайским музыкантов Phum Vuphurit. Азия — это регион, где группы могут свободно перемещаться, и я думаю, в будущем станет ещё интереснее, так что было бы классно нам, старым парням, присоединиться.

Какие фанаты в Южной Америке? Я видел запись концертов других артистов в Мехико, и фанаты оставляют сильное впечатление.
Гото:
Они действительно прекрасны, просто замечательны. Они напевают, как футбольные фанаты, и поют все песни.
Кита: Они начали это делать ещё до концерта.

Настолько, что вы удивились их энергичности сразу же?
Гото:
Абсолютно так. Как будто они будут петь наши песни за два часа до концерта и потом ещё два часа после начала. (смеётся) Японцы не выражают эмоции так просто, а я хотел бы, чтобы они присоединились. Это то, о чём я думал, пока мы путешествовали, но я был поражён тем, что японцы самые тихие. Любая страна, куда мы приезжали, настолько энергичная, но, когда мы потом играем на фестивале в Японии, я думаю: «Мы хедлайнеры, и всё же не популярны?» Настолько они тихие. Японцы слишком стеснительны, так что мы должны это изменить.

Меняются ли песни, которые нравятся людям, в зависимости от страны?
Гото:
Да. В Европе это песни типа «Siren», многослойные и в миноре. Песни, похожие на брит-рок хорошо воспринимаются, но наши менее известные песни не так сильно. Однако они хорошо принимаются в Южной Америке.

Что вам сильнее всего запомнилось из зарубежных туров?
Гото:
Мы очень нервничали, когда ехали в Южную Корею. Азиатские история очень сложная, так что было некоторое напряжение. Я по глупости своей думал, что в Корее будет много людей, ненавидящих японцев. Но, когда мы вышли на сцену, всё было совсем наоборот. Мы были приняты на ура. Даже за кулисами после шоу к нам подходили корейские музыканты для обмена дисками. Мы были очень этим тронуты и подумали: «Мы многое способны сделать. Было бы классно продолжить общаться со всеми ними». Группы, с которыми мы тогда познакомились, до сих пор наши друзья. Не важно, насколько они загружены работой, они в любой момент приедут сыграть, когда мы там. Это очень приятное воспоминание.

Когда вы создавали группу, вы представляли, что поедете в тур по миру?
Гото:
Мы рано на это настроились. Например, наше название — Asian Kung-Fu Generation. Нам казалось, что нам будет легче выстрелить в мире, если слушатели там будут воспринимать нас как азиатскую группу. Также, когда мы дебютировали, наша песня «Haruka Kanata» была использована в качестве опенинга к анимэ «Наруто». Тогда ещё предосудительно относились к рок-группе, исполняющей песню для анимэ. Но мы сказали друг другу, что вместе с таким шоу, как «Наруто», наша песня облетит весь мир. Поэтому мы специально вплетали азиатские мотивы в песни и до сих пор это делаем. И доказано, что людям в мире нравятся такие мелодии.

Вы сказали, что было время, когда сильно критиковали рок-группы, делающие песни для анимэ. То, что тогда у вас уже был такой настрой, поражает.
Гото:
С самого образования группы мы хотели поехать за границу, так что мы рады тому, что это становится реальностью. Достаточно сказать, что я шокирован, потому что я никогда не думал, что мы сможем достичь другого полушария. (смеётся) Даже сейчас я не могу поверить, что мы играли в Перу. И в Чили тоже, я так рад был. Я думал: «Это Чили, та длинная и узкая страна!»

В конце концов, спустя 20 лет, это поразительно — играть с музыкантами, на которых вы пытались раньше равняться.
Гото:
Это правда странно. Я привыкаю к этому, и это меня пугает. Но музыканты на Западе, как и мы, люди. Так что мы не будем тушеваться, спокойно пойдём вперёд; мы будем счастливы, если сможем продолжать общаться с группами со всего света.